Крестная мать-2

Интернет знает о человеке все. Особенно, если это человек публичный, занимающий высокий пост в уважаемой общественной организации. О главе Нотариальной палаты Ростовской области Наталье Юрьевне Поповой информации в отрытых источниках почти нет. Только сухие строчки профессиональной биографии, да подробности покушения на нее в криминальных хрониках. В первой статье «Крестная мать» было рассказано о том, как бессменный президент палаты вернула ростовский нотариат в «лихие 90-е». Но портрет героини получился несколько смазанным. Между тем, даже сухое перечисление «этапов большого пути» и полученных регалий позволяют добавить к нему несколько ценных штрихов...

В сентябре прошлого года г-жу Попову огорчил директор департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Минюста РФ Сергей Погудин. Ростовчанка подала документы на замещение московской вакансии. Их изучили и признали лицензию на нотариальную деятельность, выданную ей в 1993 году, незаконной.

Экспресс-нотариус

Чтобы разобраться в том, при каких обстоятельствах Н.Ю.Попова свою липовую лицензию получила, откроем ееофициальную биографию на сайте «Юридическая Россия». Началу трудовой деятельности Поповой там посвящено всего несколько строк. Но они говорят о многом.
После получения высшего образования в 1984 году, Попова сменила несколько рабочих мест: «консультант», «старший консультант», «арбитр ведомственного арбитражного суда». А вот ее последняя должность перед стремительным восхождением на «нотариальный трон»: «В 1992-1993 – главный специалист отдела юстиции Ростовской областной администрации. С 1993 года занимается нотариальной практикой...» Стоп!

Известно, что Нотариальная палата Ростовской области была образована 30 июля 1993 года. Тогда же Н.Ю.Попова палату возглавила, и ее личная «нотариальная практика» прервалась на долгие 20 лет. А теперь давайте посчитаем. Если в начале 1993 года она еще работала в облисполкоме, а летом того же года уже стала президентом, значит, непосредственно нотариату Попова посветила не более полугода. За эти полгода она должна была успеть: пройти стажировку, сдать квалификационный экзамен, получить лицензию и приступить к работе в качестве нотариуса.

Открываем официальный сайт Нотариальнйо палаты Ростовской области и находим там обязательные условия предоставления статуса нотариуса.
«В соответствии со ст.2 Основ законодательства РФ о нотариате, на должность нотариуса назначается гражданин РФ, имеющий высшее юридическое образование, прошедший стажировку сроком НЕ МЕНЕЕ ОДНОГО года…»
Все. Дальше можно не читать. Не нужно быть директором департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Минюста РФ, чтобы понять главное: Президент Нотариальной палаты Ростовской области – не нотариус. Об этом прямым текстом сказано в ее официальной биографии, которую может прочесть каждый желающий.

Между тем, согласно первоначальной редакции Устава палаты (1993 г.), на пост президента могут претендовать только кандидаты, проработавшие нотариусом не меньше года. То есть, даже если закрыть глаза на незаконно полученную лицензию и признать Попову «чем-то вроде нотариуса», президентом она все равно стать не могла, так как посвятила нотариальной деятельности не больше двух-трёх месяцев вместо положенного года. И все-таки Попова президентом стала. Почему?
Достоверных сведений о причинах ее восхождения мы в открытых источниках не найдём. Но люди, пережившие начало девяностых в сознательном возрасте, легко могут себе представить: как это могло случиться…

30-летняя привлекательная юристочка усердно трудилась в обладминистрации. Начальству она нравилась. Вдруг очередная ельцинская «загогулина» – частный нотариат. Нужно его как-то организовать и контролировать. Крепкая волосатая рука почесала седой затылок и нашла единственно верное решение: двигать «на целину» талантливую молодежь.
«Талантливая молодежь» - ни одного раза не нотариус. Ну и что? Кому это в «лихие 90-е» мешало? Осенью того же года исполнительная власть расстреляла из танков власть законодательную. На таком ярком фоне филькина грамота, выданная симпатичной юристочке в Ростове-на-Дону – мелкая шалость. А уж президентский пост в свежеобразованной палате - и вовсе пустяки. «Мало ли, что там у них в Уставе написано! Надо будет – перепишем!» Только и всего.

В 1993 году в облисполкомах серьезные мужчины сидели. С богатым опытом партийно-хозяйственной работы при Брежневе, Андропове, Черненко, Горбачеве. Кто ж знал, что правовой беспредел в России когда-то закончится, и что, спустя много лет, минюстовский директор департамента заветную бумажку аннулирует?..

Сама себе Фемида

Во всех биографических справках Поповой есть пункт, являющийся предметом ее особой гордости: «Лауреат премии «Фемида» за вклад в построение демократического общества и института правового государства (1999 г.)».

«Мы ленивы и нелюбопытны», - сетовал Пушкин. И был прав. А ведь нужно совсем немного: подключение к сети интернет и Google (или «Яндекс»). Под рукой есть и то, и другое. Остается ввести в поисковую строку нужные слова и цифры.
Первая же полученная ссылка – официальный бюллетень организаторов «Фемиды» с отчетом о вручении премии за 1999 год.
Вот все двенадцать номинаций: "Правосудие", "Правозащитник", "Спецслужбы", "Правовая реформа", "Экономика и право", "Россия и Европа", "Содружество независимых государств", "Регион", "Юбиляр", "Право и СМИ", "Меценат", "Третейский суд". Никакого «Вклада в построение демократического общества и института правового государства» там нет.
А вот полный список лауреатов премии за 1999 год: В.Ф.Яковлев, А.В.Жеребцов, В.В.Стребиж, В.К.Бабаев, А.Л.Маковский, А.А.Клишин, Д.Байер, И.И.Рогов, Д.И.Бедняков, В.Я.Таций, Судебная палата по информационным спорам при Президенте РФ, Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ, ЗАО "Спасские ворота". Все! Кроме этих людей и организаций бронзовую статуэтку в 1999 году не получил никто. (Скажу по секрету: среди лауреатов «Фемиды» за все остальные годы Н.Ю.Попова тоже не значится.)

«Фемида» - это, своего рода, «юридический Оскар»: высшая профессиональная награда в России. Среди лауреатов премии за 1999 год: Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ, Председатель Высшей квалификационной коллегии судей РФ, и не менее именитые юристы из Германии, Украины, Казахстана. Неудивительно, что бойкой провинциалке с липовой лицензией, имеющей за плечами 9 лет профессионального стажа (Президент Нотариальной палаты – это общественная нагрузка, а не профессиональная деятельность), строгое жюри статуэтку не дала. Удивляет другое: почему этот дерзкий подлог до сих пор никто не обнаружил? Ни ростовское нотариальное сообщество. Ни Главное управление Минюста РФ по Ростовской области. На это понадобится около трех минут. Но государственным мужам не хватило и 13 лет…

Шахтинский доцент

Вопрос о научных степенях и педагогических достижениях Н.Ю.Поповой крайне запутан. В справочнике «Юридическая Россия» читаем:

Кандидат социологических наук. Доцент Шахтинского института (филиал Южно-Российского государственного технического университета), преподает в Ростовской таможенной академии, автор ряда публикаций в периодике и правовых сборниках... До 2006 г. являлась сотрудником Ростовского юридического института Северо-Кавказской академии государственной службы.
Первое, что бросается в глаза – непрофильная научная степень. Вроде бы, сфера научных интересов Поповой – юриспруденция. Она даже в лауреаты юридической профессиональной премии «Фемида» сама себя записала. И вдруг – социология.

Найти на просторах интернета информацию о том где, когда и при каких обстоятельствах Попова защитила свою «социологическую» кандидатскую, не удалось. Но кое о чем, можно догадаться, если вспомнить, что она - доцент бывшего Политеха в захолустных Шахтах.

Очевидно, что должность доцента – естественное приложение к кандидатской степени, получить которую - заветная мечта многих уважаемых людей, делающих карьеру. Научные степени – весьма ходовой товар. Особенно, в последнее время. Ценовая политика на этом рынке проста: чем скромнее, вуз, тем «бюджетней» его расценки. То же самое со специальностями. Юриспруденция и экономика – роскошь, которая по карману не многим. А вот у социологии вполне «божеский» ценник.
Теперь представьте, что вы - уважаемый человек, желающий побаловать себя ученой степенью. И при этом вы не хотите платить лишнего. Куда вы пойдете? Туда, где дешевле! Например, в Шахты, к тамошним непритязательным социологам…

К сожалению, все это - только предположения. Производство научных степеней – процесс деликатный. Лишних глаз не терпит. Но основания для сдержанного оптимизма все-таки есть. Их дает недавнее решение Министерства образования и науки РФ: проверить законность получения научных степеней в российских вузах и научных организациях, имеющих диссертационные советы.
Показательно, что в списке самых «щедрых» на ученые степени вузов Ростовская область - на 6 строчке. Причем самая «урожайная» на диссертации дисциплина – социология. Только в Южном Федеральном университете за 2009-2011 гг. появилось 24 доктора социологических наук и 104 (!) кандидата.

Если чиновники Министерства образования и науки доберутся-таки до Донской земли, возможно, мы узнаем о нашем «шахтинском доценте» чуть больше, чем написано в ее официальной биографии.

Скромное обаяние Минюста

Если даже самое поверхностное знакомство с официальной биографией Н.Ю.Поповой дает такой щедрый улов, что же за черти водятся в ее темном омуте?! Поневоле вскликнешь вслед за Остапом Бендером: «Интересный вы человек, Наталья Юрьевна! Все у вас в порядке. Удивительно, с таким счастьем - и на свободе». И не только на свободе, но и уже двадцать лет при должности, которую, вообще, не имеет права занимать! Более того, после очередного безальтернативного «выборного» шоу, уже назначенного на 27 февраля, Попова расчитывает продлить срок своих полномочий еще на пять лет! Как такое возможно?

Чтобы ответить на этот вопрос, нужно вернуться к тем строчкам ее официальной биографии, в которых мелькает Минюст (понадобится терпение – будет скучно):

С 2000 года Н.Ю.Попова является постоянным членом Координационного Совета при Управлении Министерства юстиции РФ по ЮФО, основная функция которого заключается в обеспечении согласованных действий между Управлением Министерства юстиции, территориальным органами Федеральных служб, подведомственных Министерству юстиции и учреждениями Министерства юстиции, действующих в пределах Южного Федерального округа.
В 2000-2003 гг. Наталья Юрьевна являлась председателем Совета Президентов нотариальных палат, созданном при Федеральном Управлении Министерства юстиции РФ по Южному Федеральному округу, с целью совершенствования и координации работы нотариальных палат на Юге страны.

За этими сухими строчками, наверняка, стоит большая человеческая дружба и теплые личные отношения. Это для непосвященных «Управление МЮ по ЮФО» - абстракция. Для Натальи Юрьевны Поповой за этими буквами стоят живые люди, с которыми она сработалась еще во времена, когда сама себе вручила «Фемиду».

Личные отношения - это, вообще, бесценный ресурс. Вот, скажем, директор департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой Минюста РФ Сергей Погудин. С ним личные отношения у Поповой не сложились. Это сразу видно.
То ли дело погудинские коллеги-южане! За 20 лет президентства они ни разу Попову не огорчили, хотя огорчать ее – их прямая обязанность. И сегодня, когда Попова, едва оправившись от последствий криминальной разборки, снова тянет натруженные руки к штурвалу, местные минюстовцы безмятежны. Их все устраивает: и липовая лицензия, и подложное лауреатство, и сомнительное кандидатство, и безальтернативные «советские выборы» простым поднятием рук, и бюджетный беспредел, и пистолетные пули, и превращение расследования в сведение личных счетов.

Есть только один вопрос. И адресовать его следует Александру Владимировичу Коновалову, его заместителям и директорам департаментов Минюста РФ. А вас, господа, устраивает безмятежность ростовских коллег? Если да - вопрос снимается. И мы просто ждем «продолжения банкета». Блюда на нем обещают быть острыми. А водка — забористой.


Загрузка...