Раненый заяц

Что смогли бы найти нового зрители в спектакле «За двумя зайцами» по пьесе Михаила Старицкого? Однако на премьере в Новошахтинском муниципальном театре, буквально, негде яблоку было упасть.

Лично для меня история о цирюльнике Голохвостом, решившим жениться на барышне Проне с хорошим приданым началась с одноименного фильма, еще молодого Олега Борисова, и фразы: «Барышня легли и просят». Последующее поколение уже хором распевало вслед за Сердючкой и Пугачевой: «Ну и дела, сумасшедшая, блин, семейка!». И, казалось бы, как может иначе, чем простую комедию, это показать маленький театр в маленьком провинциальном городке.

Но в этом-то и парадокс. «А я вроде бы комедию и поставил…», - говорит, отводя глаза, режиссер спектакля Игорь Черкашин. Весь первый акт, действительно, зрители в зале радостно и заразительно смеются над прохвостом, решившим одновременно и жениться выгодно, и любовь с красивой девушкой Галей завести. Вот потом… Сейчас, мне, конечно, хочется сказать, дескать уже с самого начала были предпосылки, что не все так просто. Какой-то обреченной трагичностью веет от венка невесты над сценой, а разделенная на две части фата это и крылья, и белые дорожки, и сети, в которых путаются герои. Поскрипывает старая телега – своеобразный детектор лжи Голохвостова. Просвечивает из под некоторых прозрачных, изысканно пошитых костюмов простое, крестьянско-полосатое исподнее, как бы деля всех действующих лиц на искренних и лукавых. Ко всему прочему весь спектакль идет на суржике – живой смеси русских и украинских слов, что придает и больше озорного лукавства, и больше какой-то удивительной поэтичности происходящему.

Тут я немножко отступлю от темы. Дело в том, что провинциальные театры в России явление удивительное. Казалось бы, ну что хорошего можно ждать от самодеятельных актеров? Но именно они иногда умудряются дать такую фору профессионалам, что дух захватывает! И такое потрясение они способны вызвать в душах, такой взрыв эмоций, что после этого не полюбить театр, не стать его верным поклонником, зачастую, невозможно. Однако, сколько мы знаем «звезд», пресыщенных и недовольных жизнью, выходящих на сцену как бы нехотя, что никакого общения с залом, слияния с ним в одном дыхании не происходит.

Представить себе, что в столичном театре главный художник спектакля играет в нем (да еще и с успехом!) главную роль - решительно невозможно. В Новошахтинске Юрию Сопову удается в себе совместить оба амплуа с легкостью. Его Голохвостый игрив, любезен, пронырлив, выпить самогоночки и поплясать с торговкой Секлетой (Оксана Второва) не прочь. Про актрису - исполнительницу роли богатой невесты Прони Олесю Агрызкову можно говорить долго. Нелепая барышня в рюшах, розах, кружевных чулках и забавных панталончиках под юбкой в самом начале действа, стремящаяся быть модной и образованной, прикуривает сигаретку, мучается после раздирающим кашлем и забавно закатывает глазки в предвкушении, что кавалер встанет на колени

И как с нее слетает все эта шелуха, всего лишь от слабой надежды на то, что она по-настоящему любима! Как она стремительно, что свойственно очень чистым душам, влюбляется: сильно и страстно. В один миг смешная Проня, которую за глаза подружки называют «жабой», становится красивой невестой в подвенечном платье, хватающейся в отчаянии за надломленный цветок в горшке. Голохвостова уводят полицейские, он, погнавшись за двумя невестами, не поймал ни одну. Но так страшно, так страшно становится за Проню – как же жить-то ей теперь дальше? А вы все еще думаете, что «За двумя зайцами» это комедия?


Загрузка...