Страсти по ТЮЗу-3: в поисках "крота"

В «Новой газете в Южном федеральном» (№ 4 от 14.02.2013 и № 5 от 21.02.2013) были опубликованы статьи «Страсти по ТЮЗу» и «Страсти по ТЮЗу – 2». Публикации вызвали отклик у работников театра и его зрителей, которые звонят в редакцию, делятся мнениями о сложившейся ситуации. Кроме того, статьи стали своего рода катализаторами реакции руководства учреждения: на днях руководитель театра Елена Сердюченко прислала в «Новую» письмо, в котором фактически требует назвать фамилии и имена тех «нехороших» сотрудников, которые посмели обсуждать с журналистами положение дел.

Нервозность и категоричность стиля г-жи Сердюченко можно понять. Напомним, что с момента ее прихода в театр в качестве руководителя уволилась большая часть административных сотрудников, что, по мнению многих (в том числе именно сотрудников театра), сказалось на наполняемости зала, а в итоге может привести к развалу учреждения культуры. Вопрос обостряется тем, что ранее Елена Сердюченко работала в Ростовском доме кино, где после ее ухода на нее было заведено уголовное дело об «исчезновении» финансовых средств.

Судя по содержанию письма, пришедшего в редакцию из Молодежного театра, ничто – ни финансовые трудности, ни малая заполняемость зала, ни штрафы контролирующих организаций – так не волнуют г-жу Сердюченко, как ... источники информации журналистов. В письме она задает редакции 10 вопросов, в шести случаях – это требование назвать «крота» или «кротов» в театре.
В частности, вопрос № 7 звучит так: «На воскресном представлении было всего 130 человек. Никто не подсуетился, чтобы набрать полный зал…». Какого числа состоялся спектакль? Название спектакля? ФИО контролера, «позвонившего в редакцию?» (здесь и далее сохранены авторская орфография и стилистика).

Видимо, руководитель Молодежного театра не знает, что согласно закону о СМИ редакция имеет право не разглашать свои источники информации. Тем более, тогда, когда есть подозрение, что источнику грозит наказание или увольнение за общение с журналистами. Что мы и подозреваем в случае с гневом г-жи Сердюченко.

Однако в иных ситуациях мы вполне согласны помочь г-же Сердюченко унять зуд любопытства. К примеру, в вопросе № 8 она интересуется:
«Автор статьи рассказывает о посещении театра «… и ты оказываешься среди тех ста человек, которые решили вечер пятницы посвятить одному из древнейших искусств»; Какого числа состоялся спектакль? Название спектакля? Каким образом автором статьи определено количество зрителей?».

Отвечаем начиная с конца, который, видимо, является определяющим для г-жи директорши: автор статьи вместе с главным редактором «Новой газеты в Южном федеральном» лично присутствовали на спектакле «Очень простая история» и банально пересчитали зрителей по головам. Оказалось 100 голов.

Возвращаемся к некоторым особо интересным моментам письма – вопрос № 1:

«….треть сотрудников уволена», далее автор статьи утверждает, что «из 180 человек были уволены 62». Просим указать источник информации и письменно подтвердить указанные цифры».

И вопрос № 4:

«….были уволены многие (а именно 62 человека из 167) опытные работники театра». На какую дату предоставлена информация? Просим указать источник информации и письменно подтвердить цифры».
Начнем с арифметики и разделим 180 на 62, получится приблизительно 3. Если надо – можем сделать это на листочке, то есть письменно, как того требует Елена Сердюченко.
Теперь об этих треклятых источниках. Тут за нас «подписался» (в прямом смысле слова) заместитель губернатора Ростовской области Игорь Гуськов: на журналистский запрос, отправленный на его имя, пришел ответ, в котором четко сказано: «С мая 2012 года по февраль 2013 года уволены по собственному желанию 76 человек». Напомним, что заместитель директора Александр Близнюк в данный момент судится, считая свое увольнение незаконным. Так что, давайте для верности будем говорить о 75 уволенных, при этом вопрос о «собственном желании» пока остается открытым.

Еще один вопрос, который так волнует директора театра и на который ответили представители министерства культуры Ростовской области в своем письме, касается долгов.

6. «Долги «храма культуры» перевалили за 5 млн рублей»; источник информации? Просим письменно подтвердить указанную информацию».
Да, тут мы оказались не точны, признаем ошибку, благо чиновники областного министерства помогли это сделать: долги составляли не 5 млн, а 5,3 млн рублей.

И, наконец, последний вопрос:

«Сотрудники рассказывают о том, что перед Новым годом он увеличился минимум на 700 тыс. рублей (штраф за нарушение противопожарной безопасности)». Предоставьте подтверждение указанной информации».

Предоставляем: документы, подтверждающие штраф в сумме 700 тысяч рублей, находятся в редакции и ознакомиться с ними может любой представитель театра, имеющий соответствующие полномочия.

Заканчивается письмо от Елены Сердюченко требованием «прекратить распространение сведений о ГАУК РО «Ростовский-на-Дону областной академический молодежный театр», не соответствующих действительности. Этот пассаж мы переадресовываем областному министерству культуры, которое в своем ответе на журналистский запрос как раз и сообщило сведения, по мнению г-жи Сердюченко, не соответствующие действительности.

Что же до настойчивых требований назвать «имена-пароли-явки», то тут мы Елене Сердюченко не помощники – придется постараться самой и выявлять «крота» без нашего участия.

Вообще, наша газета с уважением относится к любой точке зрения. Поэтому для создания условий объективного рассмотрения ситуации вокруг молодежного театра и налаживания конструктивного диалога между всеми участниками конфликта мы предлагаем провести открытую пресс-конференцию, в которой приняли бы участие все заинтересованные стороны.


Загрузка...