Магас: «Обстрелы, взрывы... Какое ко мне это имеет отношение?»

16 мая в почти монотонном процессе над одним из лидеров так называемого «Имарата Кавказ» Али Тазиевым (которого судят в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону) случилось некоторое оживление. Короткую эмоциональную вспышку проявил подсудимый, выразивший недоумение по поводу оглашения прокурорами материалов дела.

Начались слушания с уже привычной констатации отсутствия в зале потерпевших и свидетелей обвинения. Как и накануне, председательствующий судья Олег Волков распорядился в принудительном порядке доставить в Ставрополь «уклонистов», чтобы те 30 мая в режиме видеоконференции дали показания по эпизоду о взрыве рейсового автобуса на автовокзале в Невинномысске в декабре 2007 года.

Практически весь оставшийся день обвинение потратило на оглашение материалов следствия, рассказывающих о преступлениях, совершенных боевиками «Имарата Кавказ», находившихся в прямом подчинении Али Тазиева, известного под именем «Магас».

Пока прокуроры зачитывали результаты различных экспертиз о том, сколько и какого взрывчатого вещества было заложено в «Тойоте», врезавшейся и взорвавшейся при покушении на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, Али Тазиев не проявлял к происходящему в зале суда интереса – почти всё первое заседание он просидел в стеклянном боксе, низко опустив голову.

Когда время стало подходить к полудню, один из прокуроров выступил с неожиданным предложением сделать перерыв, так как приближается время намаза, и подсудимому также нужно пообедать.

Судья Олег Волков удивился такой просьбе:
- А почему с подобным ходатайством выступаете вы, а не подсудимый?
Не удовлетворившись объяснениями стороны обвинения, судья обратился к Али Тазиеву: настаивает ли он на перерыве, или время терпит?
- Терпит, - глухо отрезал подсудимый и опять уставился в пол.

Но короткий – вынужденный - перерыв вскоре сделать всё же пришлось – в зале вдруг погас свет.
- Начинается... - тихо хмыкнул один из судебных приставов, постоянно находящихся в зале суда. – Пора танки вызывать на подкрепление...

Но природа нештатной ситуации оказалась вполне «мирной» - выбило «фазу» из-за перегрузки в электросети: в помещении суда работает много электроприборов, в том числе сплит-системы и кондиционеры. Вскоре свет в здании суда снова зажегся.

А после перерыва слегка сдали нервы и у подсудимого.
Он вдруг попросил слова и нервно заявил:

- 41-й том дела огласили, 46-й, 32-й, 34-й... Я к кому делу отношусь? Обстрелы, взрывы... Мне не понятно, какое ко мне это имеет отношение?

Представители обвинения объяснили, что те эпизоды, о которых шла речь ранее в указанных материалах дела, совершили боевики, входившие в бандформирования, которыми напрямую или косвенно руководил Магас.

Адвокат подсудимого Ольга Шибких не менее шести раз пыталась отклонить ходатайства обвинения об оглашении материалов очередного тома, где речь шла о действиях боевиков. В качестве аргумента она ссылалась на то обстоятельство, что по зачитываемым делам нет судебных решений, которые бы доказывали причастность указанных боевиков к совершенным преступлениям, потому что все они были ликвидированы в ходе спецопераций. Но суд этот довод не убедил – прокуроры продолжили монотонное оглашение материалов.

Али Тазиев больше не проявлял эмоций, не просил слова, просидел до конца заседания, низко опустив голову.


Загрузка...