Гендерный дисбаланс

Что общего между разводом Владимира и Людмилы Путиных и слухами о выдвижении в качестве кандидата в мэры Москвы от «Гражданской платформы» Ирины Прохоровой вместо ее брата Михаила Прохорова? И в том, и в другом случаях женщина играет определенную роль в политике. Но… подчиненную.

При всей человечности, публичной человечности, поступка президента, не свойственного российской политической культуре последних лет, развод имеет не только бытовую, но и политическую составляющую. В частной жизни Путина могут произойти изменения, что повлияет и на политический пейзаж. Но развод еще и протокольное мероприятие, отныне позволяющее президенту официально пребывать на официозных раутах в гордом одиночестве.

Ирина Прохорова, которая, хотя бы, судя по ее дебатам с Никитой Михалковым, может играть абсолютно самостоятельную роль в политике — с очень нестандартными для российской политической картинки интеллектом и харизмой, — несамостоятельна в том смысле, что выступает в качестве арьергарда для своего брата, расчищая ему «поляну».

Словом, женщины в российской политике работают на мужчин. Даже не претендуя на руководящую роль Маргариты Павловны Хоботовой из «Покровских ворот» («Хоботов, я оценила»).

Символы советской женщины — скульптуры московской станции метро «Площадь революции». Женщина с веслом в парке. «Рабочий и колхозница»: женщина, подпирающая мужчину в майке-алкоголичке, не слишком скоординированно размахивающего руками. Почти невидимые первые леди. Покончившая с собой Аллилуева. Смущенная супруга Никиты Сергеевича во время поездки в Америку к Эйзенхауэру. Дочь Косыгина в мехах на приеме у английской королевы. И — разрыв шаблона — Раиса Максимовна Горбачева.

Потом дежавю в лице партии «Женщины России». Зыкина, поющая под гармонь незабвенного Виктора Степановича (мне лично очень нравилось!). Еще один разрыв шаблона — Ирина Хакамада, которая могла составить счастье партии СПС, но…

В промежутке появляется персонаж киноиндустрии 1930-х годов («Вот стою я перед вами, простая русская баба…») — ткачиха Елена Лапшина, автор следующей бессмертной фразы: «…давайте вместе что-нибудь придумаем, чтобы Владимир Владимирович Путин оставался нашим президентом и после восьмого года».

История делает еще один небольшой вираж. И вот уже Валентину Матвиенко перемещают из кресла губернатора Санкт-Петербурга, чтобы заменить ее на мужика. Будем откровенны: менее эффективного и более неуклюжего в качестве городского головы, несмотря на «сосули». И невозможно избавиться от впечатления, что Валентиной Ивановной просто заткнули важную, но дыру в системе государственной власти.

Правда, появился еще один разрыв шаблона — Эльвира Набиуллина.

И вот, наконец, на арену выходят женщины нового типа — без страха, но с упреком. Готовые не столько выполнить, сколько перевыполнить приказ Верховного главнокомандующего.
Модельные образцы — Ирина Яровая и Ольга Баталина. Есть еще пернатый информационный спецназ. Типажи — Маргарита Симоньян и Тина Канделаки. Такая «неливерпульская» четверка в российской политике может и горы своротить, и дел наворотить…

А гендерный баланс так и остается резко в пользу мужчин. В лучшем случае иной политик скажет вслед за поэтом: «За что нас только бабы балуют / И губы, падая, дают…»

Оригинал здесь: http://www.novayagazeta.ru/columns/58516.html


Загрузка...