Крымск: «Внук и сейчас боится воды»

Жертвами трагедии стали 153 человека (официальная цифра), пострадали почти 34 тысячи. Денежные компенсации получили десятки тысяч крымчан, около 400 семей вселились в новые квартиры. Но некоторые семьи по-прежнему живут в разрушенных домах. Зато те, кто не пострадал, получили компенсации, а некоторые заимели по две квартиры.

Правоохранительные органы всего этого не замечают. И пока остаются обделенные люди, последствия наводнения ликвидированными считать нельзя.

Вспомнить всё

Светлана Рожкова попрощалась с жизнью, когда «Урал», на котором ее вывозили, стал уходить под воду. До конца не ушел. Это и спасло. Но наводнение для Светланы до сих пор не закончилось: до декабря прошлого года ее семья жила во дворе под навесом, около разрушенного дома, а внук Матвей теперь боится воды.

Люди, на которых обрушилась катастрофа, заметны своей душевной открытостью. Директор автостанции Галина Кондратенко: «Приезжали люди отовсюду, везли еду, отдавали одежду. Незнакомые, но родные». Год назад я видел в здании автостанции мешанину из грязи, стульев и автопокрышек. Теперь тут все новое, включая серверы в диспетчерской.

В редакции крымской газеты «Электрон» меня встречает главред Лариса Сафронова. В кабинете на диване спит черный кот Барсик. Он появился здесь наутро после наводнения, и уже год не уходит. «Между кафе и универмагом ставят памятник жертвам. А там карусели, ярмарки, праздники. Разве другого места нет?!» — возмущается Лариса. Говорит, что после трагедии крымские власти закупили сирены. Но что делать, если они завоют, горожане все равно не знают.

Ведущий радио «Электрон» Валерий Донской, о котором мы не раз писали, вновь под ударом: муниципальная телекомпания подала на него очередное заявление в прокуратуру (оказывается, и такое бывает). «Подтопленцы к нам обращаются каждый день, несут информацию, из-за этого мы и не нравимся администрации», — объясняет Валерий.

Не тем дали

Многоквартирный дом на Ленина, 235, находится неподалеку от мэрии Крымска. Наводнения в этой части города не было. Но 31 июля 2012 года крымская администрация издала постановление № 700, «Об утверждении Перечня жилых помещений, в отношении которых <…> принято решение о признании их подлежащими капитальному ремонту в связи с чрезвычайной ситуацией...». В приложении были указаны адрес: Ленина, 235, и 8 квартир этого дома. Автор документа — и.о. главы Крымска Алексей Мордовин, который уже не работает. Постановление было размещено на сайте крымской мэрии krymsk-info.my1.ru. Сейчас сайт отключен, но ссылка на документ есть в кэше «Яндекса».

Просто ошибкой это постановление объяснить трудно: Ленина, 235, проходит по возвышенной части Крымска, вдали от пострадавшего жилья. Через полмесяца, 16 августа 2012-го, вышло новое постановление мэрии, № 727. В этом документе вышеупомянутого адреса уже нет. По моим данным, за эти полмесяца некоторые жители упомянутого дома получили «на капитальный ремонт» значительные суммы. Мне известно еще о трех похожих историях — на других улицах. Очевидно, что без участия местной власти в этом деле не обошлось. (ФИО и адреса получивших деньги есть в распоряжении редакции.)

Зато некоторые реально пострадавшие так и не увидели положенных средств. Денис Литвяк живет на улице Гречко, 100. Его жена и ребенок — граждане России, он гражданин Казахстана. Крымский районный суд подтвердил, что Денис находился в зоне затопления: весь первый этаж был залит под потолок. «Я уже кучу заявлений написал в райадминистрацию. Ни копейки не дали», — говорит Денис.

Пятого февраля в Сочи кубанский губернатор Ткачев отчитался перед Путиным о том, что все компенсации выплачены. Но в апреле в Крымском районном суде было минимум 560 заявлений от тех, кому ничего не досталось.

Снова потоп

Двухэтажки на улице Гречко сияют новым сайдингом. Но внутри сыро. Наугад захожу в дом № 102. Новые обои в гостиной Раисы Михайловны Симоновой смотрятся отлично, а вот на кухне и в прихожей на стенах — черные пятна. Это сырость. «Сайдинг сразу на сырые кирпичи стали класть. А штукатурку брали и на стены прямо руками ляпали, чтобы быстрее было», — говорит Раиса Михайловна. Между краями крыши и водосточными желобами — зазоры. Из-за этого при дожде вода течет по стенам дома. В такие ночи Раиса Михайловна не спит: ей кажется, что она снова тонет.

На улице Свердлова, 134, на пятом этаже по потолку бегут струи воды, Михаил Владимирович Егоров бегает по комнате с тазами. До наводнения он жил на Луначарского, 125. Дом пострадал, и пенсионер перебрался к детям. Но сейчас переживает новое затопление. Старую крышу строители сняли, а вместо нее натянули белую пленку, сквозь которую видно небо.

Под страхом смерти

Галина Борисовна Васильченко живет с двумя детьми на раскладушке в разбитом доме с неистребимым тошнотворным запахом сырости. Со стен свисают остатки обоев, сами стены в трещинах, из-за оседающего фундамента потрескались батареи отопления…

Галина Васильченко вспоминает, что за несколько часов до наводнения отправила детей к родственникам, в соседнюю станицу, — словно что-то чувствовала. Сама в ночь на 7 июля была на работе в магазине. Впоследствии волонтеры вывезли из дома два КамАЗа хлама. Раскладушка и радиатор отопления — гуманитарная помощь.

После десятка всевозможных комиссий дом вдруг оказался в списках на капитальный ремонт. «Ну какой тут ремонт?!» — говорит Галина, показывая мне во дворе заднюю стену дома, от которой отвалились громадные куски самана. Судебно-строительная экспертиза признала техническое состояние жилья ветхим, а несущие конструкции — аварийными. Дом, заключили эксперты, создает угрозу жизни и здоровью.

Галина через суд заставила администрацию Крымска внести жилье в списки аварийного и подлежащего сносу, но в получении нового жилья чиновники все равно отказывают. При этом ссылаются на губернаторское постановление № 820, в котором говорится, что факт проживания в доме нужно подтверждать «регистрацией по месту жительства <…> по состоянию на 6 июля 2012 года». А штамп Галины о прописке, дескать, датирован несколькими днями позже. Но с декабря 2011 года Галина Васильченко являлась собственником дома, о чем имеется свидетельство! Сейчас женщина подала новый иск. Решения пока нет, а дом в любой момент может рухнуть.

Кому в квартире жить хорошо

Татьяна Пожидаева и ее семья при наводнении потеряли все имущество. Но своего дома Татьяна не нашла ни в списке на капитальный ремонт, ни в списке разрушенного жилья. Оказывается, семья числится как получившая квартиру, хотя в действительности ничего не получала.

Дом Татьяны Пожидаевой находится на улице Ленина, 127. Прежний — был полностью разрушен при наводнении в 2002 году. В тот момент хозяйкой жилья была бабушка Татьяны, Анастасия Николаевна Капустян. Поэтому на имя бабушки краевая администрация перечислила субсидию — 765 тысяч рублей. Деньги были зачислены на именной счет Анастасии Николаевны в отделении № 1850 Сбербанка. Сумма предназначалась для строительства дома на всю семью, то есть на пятерых человек.

Но в ноябре 2002 года бабушка умерла. Администрация района дала субсидию уже на четверых. «Мне выдали новый жилищный сертификат, открыли в Сбербанке новый счет, уже на мое имя», — говорит Татьяна Пожидаева, раскладывая на кухонном столе финансовые документы. Сама она по профессии бухгалтер. Куда делись 765 тысяч, выделенные бабушке, Татьяна не знает. Но в отделении № 1850 Сбербанка ей сказали, что «с бабушкиного счета списано 150 тысяч и бабушке куплена однокомнатная квартира». Татьяна добыла справку муниципальной Архитектурно-градостроительной жилищно-правовой службы, которая была составлена 19 августа 2002 года, то есть при жизни бабушки, в ней бабушка значится как одинокая, хотя в действительности у нее были дочь и внучка с мужем и детьми. Справка подложная?

В связи с этим Татьяна не раз обращалась в крымскую прокуратуру и милицию. Бесполезно. История забылась бы, но год назад снова пришла вода, затопившая уже новый дом на месте старого. Татьяна с мамой, Людмилой Федоровной, пошли в администрацию Крымского района выяснять, почему их нет в списках на ремонт. Людмила Федоровна рассказывает: «В кабинете № 8 сидел чернявый молодой человек. Он удивился, что мы пришли, и сказал, что на нас давно куплена однокомнатная квартира на улице Крепостной». Из-за этого субсидию на ремонт семье по-прежнему не выделяют. И где тогда квартира?

Любой крымский таксист расскажет вам кучу таких историй и отвезет по адресам. На улице Троицкой, 41, в 2002 году был затоплен дом. Там жила семья Огородниковых. В прошлом году грянуло новое наводнение, дом развалился окончательно. Глава семейства Сергей Огородников подал в суд, чтобы дом попал в список аварийного жилья. Пришел на заседание вместе с мамой, Матреной Максимовной: «Представитель администрации Крымска стала нас стыдить, что мы уже получили одну квартиру и хотим всех обмануть, получить вторую. Но мы никакую квартиру не получали!»

Две в одни руки

Александра Ефремовна Давыдова при наводнении-2012 не пострадала, но получила от государства две квартиры. А ее дочь Алевтина, которая едва не утонула, — ни одной. Давайте разберемся.

В 2002 году мама с дочерью жили на улице Ленина, 138. Дом тогда затопило на 70 сантиметров. Позже фундамент просел, Александре Ефремовне как ветерану войны приобрели квартиру за федеральные средства. Жилье находилось на улице Таманской, 9 (номер квартиры известен), и было у бабушки в собственности. Тем временем ее дочь Алевтина Устименко продолжала жить в аварийном доме на Ленина. В ночь на 7 июля прошлого года она едва не утонула, получила травму. А дом рухнул. Однако новую квартиру получила не Алевтина, а ее мама Александра Ефремовна.

Получая вторую квартиру, Александра Ефремовна Давыдова не включила в ордер свою дочь, и та фактически осталась на улице. «Все квартиры получены законно, а дочь мне тут не нужна», — пояснила Александра Ефремовна по телефону. Свою первую квартиру на Таманской Александра Ефремовна, как я выяснил, уже продала. Получение второй квартиры стало возможным на основании судебного решения, признавшего, что Александра Ефремовна Давыдова жила в пострадавшем доме. Причем ни самой Александры Ефремовны, ни представителей районной и краевой администраций на заседании не было. Вторая квартира расположена в жилом комплексе «Надежда», построенном для подтопленцев (номер этой квартиры также известен).

Когда дочь Алевтина Александровна написала жалобу Путину, администрация Крымского района была вынуждена дать ей однокомнатную квартиру по соцнайму: договор заключили только в конце минувшего марта. Но Алевтина живет как на пороховой бочке: «Малейшая проверка установит, что на аварийный дом выделена другая квартира, а эта не положена. Глава района сказал, что если буду много вякать, то так и случится».


Загрузка...