МЕНЯ ПЛЕНИЛИ УГОЛОВНИКИ

Скоро юбилей, тюремный. Двадцатого декабря исполняется два года, как меня по ложному доносу провокатора и американского агента Олега Козлова взяли в плен. Есть повод подвести промежуточный итог. Основной будет после выхода на свободу. А она не за горами, так как в процессе следствия и начавшегося судебного разбирательства провокационно-сыскная пирамида начала рушиться, как карточный домик.

Фундамент оказался слабым. Ставить на такую опору лжедоносчиков Козлова, Погибу, Дегтяреву, Сенянинова могли только недальновидные заказчики. К ним я в первую очередь отношу еще пока председателя Ростовского областного суда Виктора Ткачева и согласившегося на его авантюру экс-главу донской полиции Алексея Лапина. Тех, кто «плясал под их дудку» набралось больше двух десятков. Костяк состоял в основном из оборотней в погонах, которые специализировались на спец заказах своих покровителей. Почему в прошедшем времени? Многие из них с позором выдворены из органов МВД, осуждены за взятки, находятся под следствием. Посетители нашего сайта постоянно требуют еще раз кратко изложить суть дела, назвать тех, кто так бездарно провел провокацию в отношении меня, рассказать об их дальнейшей судьбе.

Начну с заказчика – Виктора Ткачева

Все началось с моих публикаций о коррупционной составляющей донского судейства. Многими «героями» становились не рядовые судьи, а руководители районных судов, у которых на первом плане было личное обогащение, а не исполнение российских законов. Взятки, захват частной собственности, связь с криминалом служителей Фемиды и привели меня в кабинет их руководителя – Виктора Ткачева. Надеялся на адекватную реакцию. От интервью он отказался, потому что испугался. А вопросов к нему было много. Народ хотел знать, как он додумался до захвата федеральной земли в заповедной зоне – Ботаническом саду –под строительство особняка. Куда дел государственные деньги, выделенные под несуществующие ювенальные суды. Как защищал липовую диссертацию доктора юридических наук, а затем приписывал себе по 700 часов лекций в год в Ростовской академии правосудия. Как он пошел на обман президента и подделку документов при назначении бывшего председателя Новочеркасского городского суда Людмилы Пономаревой. Подлог документов выявлен и у председателя Егорлыкского районного суда Валентины Степанцовой (она не указала в пункте 10-м анкеты, что ее сыновья привлекались к административным и уголовным делам).

Это часть тех вопросов, на которые не захотел отвечать Ткачев, поэтому мне самому пришлось искать на них ответ. Была опубликована серия моих журналистских расследований. Обиделась судейская личность и воспользовалась своим служебным положением. Началось экономическое давление на возглавляемые мной издания. Было организовано около 100 исков по защите чести и достоинства, которые закреплялись судебными решениями на баснословные суммы. Судьи не скрывали, кто их контролирует. Поэтому мы постоянно были в проигрыше. Но когда экономический грабеж не удался и мы устояли, Ткачев разработал новую схему – уголовную. О ней я узнал в июле 2010 года, когда в Ростов за деньги Ткачева приехала непонятная организация, которая провозгласила себя Общественной коллегией по жалобам на прессу. Заявитель Ткачев на это заседание не явился. Собрал туда тех, о ком я рассказывал в своих публикациях. Московские «учителя» этики старались показать свою значимость перед областными судьями. Пришли к выводу, что я с ними должен подписать соглашение о сотрудничестве, в том числе и с Ткачевым. Когда я отказался, мне пригрозили тюремным заключением. А буквально на следующий день, 14 июля 2010 года, в здании академии правосудия перед гостями из Москвы и подчиненными судьями с угрозой в мой адрес выступил Ткачев: «… Заканчивать надо с Толмачевым». Физически побоялся, организовал уголовное преследование.

За год была попытка возбудить более 10 уголовных дел. Активным лепителем уголовных дел стал генерал-майор полиции Корнеев. Вместе с судьей Водопшевой они узрели признаки преступления, предусмотренные ч.ч.2.3. ст.129 УК РФ «Клевета»; ч.2 ст.130 УК РФ «Оскорбление»; ч.3 ст.159 УК РФ «Мошенничество»; ч.2 ст.282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Усилили судейское постановление от 31 мая 2011 года №1132 тем, что «Толмачев А.М. является активным участником организации националистического толка, которая издает на своей типографии и распространяет литературу экстремистского характера». Естественно, что этот бред не подтвердился, взятые с потолка статьи уголовного кодекса развалились. В облсуде мне ответили, что такое постановление не выносилось. Заявление Корнеева в суде тоже пропало. Его не могут найти в МВД. О незаконной слежке и прослушки телефонных разговоров я узнал через два года, когда знакомился с материалами очередного заказного дела в отношении меня. За это время еще два уголовных дела были прекращены по реабилитирующим обстоятельствам. И оба по ложным доносам Погибы.

По статье 308 УК РФ «Отказ от дачи показаний» активно работали старший следователь ОРТ на ОТОП – 5 СУ УМВД по городу Ростову-на-Дону майор юстиции Буллах А.В. и старший следователь СЧ СУ УМВД по г. Ростову-на-Дону Лобода С.А. Зная о моей невиновности, они целый год третировали меня, таскали по полицейским кабинетам, делали видимость серьезности данного «дела», грозились посадить.

Поводом для возбуждения уголовного дела по очередному заявлению Погибы послужил рапорт заместителя начальника ЦПЭ ГУ МВД по Ростовской области майора полиции Ищенко Д.П. Погиба за публикации рекламно-информационных материалов в журнале «Про Ростов» задолжал ООО «Информационно-правовой центр Александра Толмачева» 1230000 рублей. Чтобы избежать уплаты указанной суммы, он обратился почему-то в центр по экстремизму, а не в отдел по экономическим преступлениям. Ясно, что его туда направили заказчики. Если бывший начальник Донской полиции Лапин и его бывший заместитель Грачев не знали, чем занимается центр противодействия экстремизму, то я напомню и перечислю основные направления:

- противодействие национальному экстремизму;

- противодействие религиозному экстремизму;

- пресечение экстремистских проявлений при проведении массовых мероприятий;

- противодействие экстремистским организациям и объединениям.

Ни под одну из указанных статей я не подпадал: в «организациях» не состоял, в «мероприятиях» не участвовал, от попов и муфтиев держался в стороне! Тем не менее, полицейские ЦПЭ продолжали фабриковать на меня дело. Экстремизм не удалось доказать – взялись за статью 163 УК РФ «Вымогательство». Видимо за мою голову хорошее вознаграждение пообещали. Руководил этим полицейским беспределом сам Лапин. Как мне сказали, он Ткачеву дал слово, что я буду арестован.

Полицейские исполнители

Первая проба произошла на трассе М-4 по пути следования в Москву. Я вез туда 52 человека на разрешенный митинг против коррупционных дел ростовского судейства. Лапин не дал осуществить задуманное. Спровоцировал аварию, чуть не угробил ехавших в автобусе людей. Исполнитель ДТП Клинг М.В., по всей видимости, полицейский, так и остался безнаказанным. Буквально через месяц я снова столкнулся с бездарными действиями Лапина. 2 декабря 2011 года он вывел на митингующих людей около 300 вооруженных до зубов полицейских. За малым его фарс не закончился кровопролитием. О противоправных действиях Лапина я опубликовал около десяти материалов. Рассказал об участии полицейских в рейдерских захватах частных предприятий Ростовской области, незаконных арестах предпринимателей, вымогательстве у них крупных сумм денег. В этом направлении меня поддержала и газета «Крестьянин». Приведу несколько выдержек из опубликованного материала «ООО «МВД». Напомню, что Алексей Лапин «пришел» в Ростов из Хабаровска в 2010 году. Теперь цитирую абзацы указанной статьи: «Лапин снял почти 70 начальников и заместителей, районных и городских ОВД – УВД». «В шутку некоторые сотрудники стали называть управление «ООО «МВД». «СМИ писали, что Лапин активно объезжает районы. Якобы чтобы проинспектировать районные ОВД», – рассказывает один из сотрудников. – «Да ерунда это, он ездил, чтобы посмотреть, богатая территория или нет. Стоит туда назначать своего человека или не надо. В какой-нибудь Заветенский или Дубовский пришел при Лапине новый руководитель? Нет. А в богатые города и районы – пожалуйста…»

«В середине 2000-х Лапина со скандалом уволили из МВД Карачаево-Черкессии, он пару лет сидел преподавателем в каком-то вузе. И только благодаря Антону Борисовичу (Грачеву, заместителю Лапина – прим. автора), имевшему выходы на главк МВД, смог вернуться в систему.

Отдельной истории заслуживает первый заместитель Лапина Грачев. Говоря о нем, полицейские недвусмысленно намекали на, мягко говоря, психическую неоднозначность своего руководителя. Правда, это не мешало ему приезжать на работу на белоснежном «Лексусе».

О том, что вытворял бывший полковник полиции в нетрезвом виде, среди его коллег ходят легенды. Якобы забирался пьяный на дерево и не мог с него слезть. Чуть не сжег с друзьями баню на левом берегу Дона. Устраивал в ресторанах и своем кабинете танцы на столах, после которых не мог по утрам попасть ключом в замок двери кабинета. Купил себе маленькую собаку и ходил с ней на совещания, за что Антона Борисовича прозвали «дамой с собачкой».

Вот эта «дама с собачкой» и руководила моим пленением. Мы с ним встречались дважды. Первый – на митинге 2 декабря 2011 года, когда они с Лапиным устроили провокацию против мирных участников встречи с депутатами Госдумы РФ. Второй – перед его досрочным увольнением из МВД указом президента Владимира Путина. Он приходил в СИЗО. Взял у него очередное интервью. Тот дал понять, что не по своей воле организовывал уголовное преследование меня, как журналиста.

А вот, что пишет «Комерсантъ» о генерале полиции Михаиле Корнееве, который в угоду заказчикам записал меня в экстремисты и обвинил в 4-х статьях УК РФ. После грязно исполненной работы он ушел на повышение – руководить УМВД по Тюменской области. Вскоре 148 сотрудников полка ДПС обратились к президенту Путину и министру МВД Колокольцеву с жалобой на поборы начальства и потребовали на время разбирательства отстранить от должности Корнеева и главу полиции Тюмени Владимира Рябенко. Командиром полка ДПС ГИБДД стал также выходец из Ростовской области Сергей Беседин. Именно он, утверждают авторы письма, заставлял подчиненных, ссылаясь на свое руководство, платить ему деньги. «С роты стационарного поста ДПС в месяц собиралось 450 тыс. руб. С каждого автопатруля в смену брали 1,5 тыс. руб. С теми, кто не платил, боролись». Сергей Беседин был взят с поличным при получении 1 млн. руб.

А теперь об исполнителях заказа, которые находились в прямой зависимости от указаний Лапина и Грачева. Взять меня в плен поручалось следователю Морозову. Но тот, видимо, отказался, незаконную роль исполнил бывший следователь, майор Максим Луканин. Вскоре после моего задержания его «взяли» на взятке в 430 тысяч рублей. Уволен из органов внутренних дел. Получил условный срок наказания.

По его пути пошел и бывший прокурор Новочеркасска Захар Пешков, который давал «добро» на мой арест. Он обвиняется по трем статьям УК РФ. Попался с поличным при получении взятки в 1 миллион рублей. Находится под подпиской о не выезде, ждет суда. Если этих оборотней в погонах взяли на «горячем», то меня изолировали, как журналиста, который постоянно стоял на защите интересов государства и его народа. Естественно, никакого вымогательства с моей стороны не было.

Возбуждение уголовных дел против моих лжедоносчиков продолжается. Так, Дегтяревой, бывшему главному бухгалтеру ООО «ВИД», предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ «Мошенничество». Надеюсь, что в скором будущем на скамью подсудимых сядут и другие провокаторы и лжедоносчики Погиба, Сенянинов, Козлов. Кстати сын Козлова – Денис, уволен из органов МВД. Думаю, что после судебного разбирательства его еще ждут другие наказания.

С судьями мне тоже не везет

Как вы знаете, мое дело по решению Верховного суда РФ было передано из Ростова в Краснодарский край. Вести его поручено было судье Кущевского районного суда Ирине Вертиевой. В назначенное время в зал судебного заседания она не вышла. Сослалась на болезнь. Но причина отказа крылась в другом. Испугалась, что журналисты вновь подымут тему совершенного ДТП. Судя по публикации в «Российской газете» она сбила на автомобиле «Мицубиси» ветерана войны, орденоносца Николая Григорьевича Матвиевского. Есть очевидцы ДТП, заключение выездной бригады медиков, но воз и ныне там. Вертиева продолжает вести уголовные дела, выносить обвинительные приговоры. Интересно, чего она ждет и не идет в правоохранительные органы с повинной. Ее понять можно, виниться не кому. Там такая же организация – ты мне, я – тебе. Им хорошо. Народу плохо. Доказано, что и председатель Кущевского райсуда Сероштан и его починенная судья Ананич не желают установления истины по моему делу. Специально затягивают судебный процесс. Такими темпами я еще года два не выйду из тюремных казематов.

Вспомнились слова оперуполномоченного ЦПЭ Иваниенко, который приходил меня стращать в СИЗО-1: «Мы сгноим тебя в тюрьме, если не пойдешь на сделку со следствием». Через время он снова появился уже в суде, только уже в звании капитана. По указанию следователя Уразовой сменил охрану и, надев на меня наручники, пригрозил, что сегодня он рассчитается со мной. По пути в СИЗО-1, при попытке к бегству расстреляет меня. Сразу написал заявление в следственный комитет Попову и прокурору РО Богданову. Ответа до сих пор не получил. Иваниенко «засветился» в уголовном деле другого журналиста – Сергея Резника.

Поощрена за ведение заказного уголовного дела в отношении меня и следователь Уразова. Получила звание подполковника. Когда я раскрыл ее юридическую безграмотность, в личном деле у нее появился липовый диплом об окончании Ростовской академии госслужбы. Главное, что об этой афере с дипломом о высшем юридическом образовании знает все руководство не только Ростовской области, но и в МВД, но действенных мер не принимают. Значит, таких как Уразова ценят в органах внутренних дел? Когда я вскрыл сей факт, Уразова тоже стала угрожать не только мне, но и моей семье. Обещала всех пересажать, пока я нахожусь в тюрьме. Мне обозначила по заказному делу 9 лет строгого режима.

Судья Ананич уже заявила о 10 годах заточения. Считаю, что заказное уголовное дело возбуждено по надуманным и непроверенным основаниям. В связи, с чем прошу данное уголовное дело прекратить за отсутствием состава преступления. Ходатайствую перед следственным комитетом РФ, генеральным прокурором Российской Федерации и прокурором Краснодарского края о надлежащей проверке обоснованности возбуждения данного уголовного дела, а также по обстоятельствам, изложенным мною в данном материале. Привлечь к уголовной ответственности повинных в моем незаконном пленении.

И последнее. За что же я сижу? За то, что Козлову, Погибе, Дегтяревой и Сенянинову взбрело в голову, что я якобы на них в 2010 году собирал компромат. Дату они помнят хорошо. Заметно, что все заявления писались под диктовку тех, кто организовал это заказное уголовное дело, провокацию с их стороны. Они только забывают, что за свои ложные доносы придется отвечать в уголовном порядке. Обвинять профессионального журналиста за его работу это, по крайней мере, глупо. Организаторам провокационной акции пора ознакомиться со статьей 144 УК РФ «Воспрепятствование законной деятельности журналиста».

Источник: http://info-prav-centr.com/index.php/rubriki/79-tv2/1340-2013-12-03-22-22-02


Загрузка...